Статья «Сравнительно-правовой анализ между Россией и Китаем: кибертерроризм в свете нового проекта 9-го изменения в уголовный кодекс КНР» в научном журнале
«Образование и наука в России и за рубежом»
научно-образовательное издание для преподавателей и аспирантов, реклама в соответствии с законодательством Российской Федерации о рекламе

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Московский Двор»
ПИ №ФС77-54347
ISSN 2221-4607
Периодичность - 6 раз в год.
Издается с 2010 года.
Тираж 1000 экз.
+7(910)445-77-88
gyrnal@bk.ru
Адрес редакции: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, д.10, корп.2
Отправить статью
Поданные статьи авторов
Автор:
Лю Пинь
Должность:
Китайский университет политики и права, аспирант
 
Получено:
30.01.2017
Статус:
принята к печати
Выход в печать:
Журнал №6(Vol. 29), 2016, 20.12.16

УДК 343.34

 

Сравнительно-правовой анализ между Россией и Китаем: кибертерроризм в свете нового проекта 9-го изменения в уголовный кодекс КНР

Comparative legal analysis between Russia and China: cyberterrorism in the light of the new project of the 9th changes to the Criminal Code of the PRC

 

Автор:  Лю Пинь - Китайский университет политики и права, аспирант

Author: Liu Pin - Chinese University of Politics and Law, PhD student

 

Аннотация: В данной статье автор, основываясь на  новые законопроекты (проект 9-го изменения в уголовный кодекс КНР и первый Закон о борьбе с терроризмом), сравнивает законы о кибертерроризме Китая с Россией и определяет их различие и сходство. 

Annotation: In this article the author, based on the new bills (draft 9 th changes to the Criminal Code of the PRC and the first law on the fight against terrorism), compares China's laws on cyber-terrorism with Russia and defines their difference and similarity.

 

Ключевые слова: террористические преступления, человеческие жертвы, духовные, материальные, культурные ценности; кибертеррористические преступления, кибертерроризм

The keywords: terrorist crimes, human sacrifice, spiritual, material and cultural values; kiberterroristicheskie crime, cyber terrorism

 

В современном мире террористические преступления уже стали общим врагом человечества. Проявление терроризма влечет за собой массовые человеческие жертвы, разрушаются духовные, материальные, культурные ценности, которые невозможно воссоздать веками.  Отличаясь от традиционных террористических преступлений, кибертеррористические преступления характеризуются индивидуальным терроризмом и разновидностью. Сегодня в отношении кибертеррористических преступлений Россия, США, Германия и Англия уже накопили богатый опыт, который может служить примером для развивающих стран.

Так, в Китае 29 августа 2015г. был принят проект 9-го изменения в уголовный кодекс КНР и 27 октября одного и того же года - первый Закон о борьбе с терроризмом. Второй тесно связан с первым не только по отношению к определениям терроризма, террористической организации, террористов, террористических групп, но и к наказаниям террористических преступлений. Принятие этих законопроектов непременно предоставит еще более прочную правовую поддержку и гарантии в борьбе с терроризмом в Китае, поддержании национальной безопасности и безопасности жизни и имущества населения, а также будет способствовать усилению международного контртеррористического сотрудничества.

Данная работа, основанная на этих новых законопроектах, сравнивает законы о кибертерроризме Китая с Россией и определяет их различие и сходство. Прежде чем анализировать законы о кибертерроризме в России и Китае, принято выяснить два вида кибертеррористических преступлений:совершение с помощью компьютеров и компьютерных сетей террористических действий (в России условно назовут это кибертерроризмом в «чистом виде»), а также использование киберпространства в целях террористических групп, но не для непосредственного совершения терактов.

Кибертерроризм «в чистом виде» есть умышленная атака на компьютеры, компьютерные программы, компьютерные сети или обрабатываемую ими информацию, создающая опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Что касается второго вида кибертерроризма, то террористические группы используют киберпространство для осуществления и популяризации своей деятельности, но не для непосредственного совершения терактов.

Сначала в нижеследующей работе обсуждаются законы о втором виде кибертеррористических преступлений в Китае и в России:

Проект 9-го изменения в уголовный кодекс КНР предусматривает три нововведения, направленные на борьбу с терроризмом. Во-первых, согласно закону Китай выступает против терроризма в любых его формах, до этого в соответствие со ст.120 УК КНР были лишь преследованы организации и лица за организацию, руководство, участие и материальную поддержку террористических группировок, а сейчас Китай привлекает к юридической ответственности за предоставление такой помощи в осуществлении террористической деятельности, как вербовка и перевозка лиц для террористических группировок.

Во-вторых, за организацию и руководство террористическими организациями в качестве дополнительного наказания будет введена конфискация имущества, за активное участие – штраф, за менее активное участие – может быть штраф. По старым правилам (ст.120 УК КНР) данные преступления по порядку наказывались пожизненным лишением свободы или лишением свободы на определенный срок (от 10 лет); лишением свободы на определенный срок (от 3 лет по 10 лет); лишением свободы на определенный срок (до 3 лет), краткосрочным арестом (сроком до 6 месяцев), надзором или лишением политических прав.

В-третьих, к ст.120 УК КНР (организация, руководство, участие и материальная поддержка террористической деятельности) были добавлены пять пунктов: а) подготовка к осуществлению террористической деятельности; б) пропаганда терроризма и экстремизма, подстрекательство к террористической деятельности; в) нарушение установленных законодательством путём подстрекательства к экстремизму; г) принуждение других лиц к ношению в общественных местах одежды или обозначений, пропагандирующих терроризм или экстремизм; д) незаконное хранение террористических и экстремистских предметов.

Россия для борьбы с терроризмом создаёт относительно совершественную законодательную систему. В соответствии с ч.2 ст.3 Федеральный закон "О противодействии терроризму" террористическая деятельность - деятельность, включающая в себя:

а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;

б) подстрекательство к террористическому акту;

в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре;

г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;

е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Из этого следует, что для второго вида кибертеррористических преступлений высшесказанного Китай и Россия имеют склонность обвинять преступников в подстрекательстве, подготовке и содействии террористической деятельности, которая использует киберпространство. В обеих странах расширена сфера применения наказаний за террористическую деятельность второго вида и такая законодательная система реализует предварительную защиту законных интересов.

Потом изучаются различие и сходство законов о кибертерроризме «в чистом виде» в Китае и в России:

Проект 9-го изменения в УК КНР расширяет круг субъектов, которые могут быть наказаны за компьютерные преступления. В соответствии с проектом за данное преступление могут быть наказаны и учреждения, что равно как в других законах вне УК. Кроме того, к ст.286 УК КНР (нарушение работы компьютерных информационных систем) добавлена одна часть: ч.1 ст.286 предусматривает привлечение к уголовной ответственности поставщиков интернет-услуг, которые не выполняют возложенные на них обязанности по обеспечению безопасности, что приводит к утечке персональных данных граждан или утрате доказательств совершения преступления. Совершение данного преступления будет наказываться лишением свободы на срок до 3 лет, краткосрочным арестом, надзором и (или) штрафом. 

  В целях защиты от компьютерных атак Россия создала отдельную главу в УК - преступления в сфере компьютерной информации, в том числе и ст.273, которая соответствует кибертеррористическим преступлениям, то есть создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации, - наказываются ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев.

Из этого вытекает, что обе страны Китай и Россия не рассматривают кибертеррористические преступления в «чистом виде» как особенный вид компьютерных преступлений, они наказываются как и обычные компьютерные преступления. По сравнению со вторым видом кибертерроризма, законы о кибертерроризме в «чистом виде» остаются позади.

Эти два законопроекта говорятся о том, что Китай усилил меры наказания, государство не пойдет ни на какие компромиссы с организациями и лицами, занимающимися террористической деятельностью, а также не будет брать под защиту или предоставлять статус беженцев лицам, ведущим какую-либо террористическую активность. Таким образом, хотя в этих двух законопроектах ещё нет отдельных норм для кибертеррористических  преступлений, они указывают, как достойно наказать. По сравнительно-правовому анализу кибертерроризма между Россией и Китаем можно приводить к выводу, что обе страны имеют общую позицию по вопросу борьбы с терроризмом. Хотя мы уже добились немалых успехов в этом деле, нам предстоит бороться со многими новыми проблемами.

 

 

Новости

Журнал №3 (Vol. 32) вышел в свет 28 июля 2017 года
Журнал №2 (Vol. 31) вышел в свет 25 мая 2017 года
Журнал №1 (Vol. 30) вышел в свет 30 марта 2017 года
Журнал №6 вышел в свет 30 декабря 2016 года
Журнал №5 вышел в свет 28 октября 2016 года
Журнал №4 вышел в свет 17.08.16.
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 (2016) Vol. 26
подписан 06.06.16.
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 (2016) Vol. 25
подписан 24.04.16.
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 2-го выпуска журнала в 2016 году.
Журнал №1 (2016) Vol. 24
подписан 25.02.16.
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 1-го выпуска 2016 года.
Журнал №6 (Vol. 23) 2015 года подписан в печать 11.12.16
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 6-го выпуска журнала.
Выпуск выйдет 15 января 2016 года
Журнал №5 (Vol. 22) 2015 года подписан в печать 24.11.15
Тираж 1000 экз.
Вышел в печать 5 выпуск журнала
Вниманию авторов: Продолжается набор статей для 5-го выпуска журнала.
Журнал №4 (Vol. 21) 2015 года подписан в печать 18.09.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 (Vol. 20) 2015 года подписан в печать 08.07.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 (Vol. 19) 2015 года подписан в печать 01.05.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №1 (Vol. 18) 2015 года подписан в печать 17.03.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №8 (Vol. 17) 2104 года подписан в печать 28.12.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №7 (Vol.16) подписан в печать 24.11.14. Тираж 1000 экз.
Журнал №6 подписан 28.08.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №5 подписан 22.05.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №4 подписан 20.03.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 подписан 12.02.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 подписан 10.01.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №1 подписан 05.11.13.
Тираж 1000 экз.
Индексируется в: