Статья «СОВРЕМЕННЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «ТЕРМИН»» в научном журнале
«Образование и наука в России и за рубежом»
научно-образовательное издание для преподавателей и аспирантов, реклама в соответствии с законодательством Российской Федерации о рекламе

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Московский Двор»
ПИ №ФС77-54347
ISSN 2221-4607
Периодичность - 6 раз в год.
Издается с 2010 года.
Тираж 1000 экз.
+7(910)445-77-88
gyrnal@bk.ru
Адрес редакции: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, д.10, корп.2
Отправить статью
Поданные статьи авторов
Автор:
Штоббе Александр Александрович
Должность:
преподаватель английского языка, СПбГУАП
 
Получено:
10.02.2016
Статус:
принята к печати
Выход в печать:
Журнал №1(Vol. 24), 2016, 25.02.16

УДК 81'373

СОВРЕМЕННЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ                                    ПОНЯТИЯ «ТЕРМИН»

MODERN DEFINITIONS OF THE NOTION

“TERM”

А. А. Штоббе – преподаватель  английского языка Санкт-Петербургского Государственного Университета Аэрокосмического Приборостроения

A. Shtobbe – a teacher of the English language Saint-Petersburg State University of Aerospace Instrumentation

В статье анализируются наиболее актуальные на современном этапе определения понятия «термин».

The article presents the most relevant for the present period definitions of the notion “term”.

Ключевые слова: термин, понятие, дефиниция, когнитивистика.       

Keywords: term, notion, definition, cognitive science.

 

Специальная лексика или совокупность лексических единиц (в первую очередь терминов) специальных областей знания представляет собой один из важнейших элементов культурной среды, складывавшейся в течение тысячелетий, в которой живет современный человек. Основным структурно-содержательным свойством специальной лексики, как особого пласта языка, является ее способность к сознательному упорядочению и регулированию. Поскольку именно язык представляет собой одновременно и результат развития цивилизации, и одно из важнейших средств ее формирования, то именно специальная лексика наиболее наглядным образом представляет неразрывную связь развития истории материальной и духовной культуры народов с языком. Поэтому справедливы слова академика В. В. Виноградова, определившего историю терминологии как «повесть о закономерностях развития знаний о природе и обществе» [1]. Выдающийся немецкий философ и логик, Г. Фреге, также придерживался подобной точки зрения: ««...то, что известно как история понятий, на самом деле есть либо история нашего познания понятий, либо история значений слов» [1].

Характерная черта развития современного общества заключается в бурном росте научно-технических знаний, результатом чего стал тот немаловажный факт, что более 90% новых слов, появляющихся в современных языках, представлено специальной лексикой. При этом общеупотребительная лексика все больше обогащается за счет терминов, таким образом терминологические проблемы все больше влияют на язык в целом, следовательно все более важным для развития языка становится изучение ситуации в области специальной лексики.

Тот «информационный взрыв», о котором говорят представители различных научных школ и направлений, стал причиной ускорения роста научных знаний на современном этапе и привел к так называемому «терминологическому взрыву», выразившемуся в первую очередь в резком увеличении числа новых терминов. Поэтому конкретная теоретическая и практическая терминоведческая работа приобретает все большую значимость в современном мире. Остановимся на теоретических основах терминоведения и рассмотрим основные существующие в его рамках определения понятия «термин».

Общепринятое определение понятия «термин» отсутствует в настоящее время. Основным объяснением этому может служить и то обстоятельство, что термин, будучи объектом целого ряда наук, рассматривается с точки зрения выделения в нем признаков, существенных для той или иной науки. С этим связано и разнообразие определений термина.

Так, например, основу одного из наиболее общих определений термина, философско-гносеологического, составляет признак его знаковости. Данным определением подчеркивается, что результаты познания в материальной форме закреплены терминами. При этом результаты познания, фиксируемые терминами, относятся именно к специальным областям (спорт, культура, экономика, производство, наука). Сами термины внутри специальных областей знания, с одной стороны, выражают определенное понятие и таким образом закрепляют наличное знание с помощью определенных понятий и категорий, с другой стороны, термины, также как и другие знаковые системы, являются инструментом открытия нового знания. Описание гносеологических признаков термина носит статический характер: термин – это итог познания, «имя сгустка смысла» [2].

Таким образом, философско-гносеологическое определение термина основывается на выделении двух его признаков: термин как инструмент закрепления результатов познания, с одной стороны, и открытия нового знания, с другой.

Логическое определение термина основывается на определении соотношения термина и понятия. Связь термина и понятия очевидна, однако здесь следует уточнить, что термины связаны не с какими-то абстрактными понятиями, а с понятиями, принадлежащими определенной концепции или теории, которые отражают уровень развития теоретического и (или) прикладного знания в определенный период (в отечественной исследовательской литературе они называются теоретическими объектами или специальными понятиями, в зарубежной – концептами, или concepts). Признавая тот факт, что термин как бы овеществляет абстракцию специальной сферы с помощью лексической единицы естественного языка, в частности логическим подходом к определению термина условно выделяются две их группы: немотивированные термины, внутренняя форма которых не выявляет их семантику, и мотивированные, обладающие прозрачностью внутренней формы. Подобное различение видов термина указывает, в свою очередь, на особенности только называния понятия, более характерное для немотивированных терминов, например, «ромб», и выражения специального понятия через называние его специальных признаков (существенных или несущественных), что больше относится к мотивированным терминам, например «ветроэлектроустановка». Поэтому, согласно представлениям логиков, термин называет и в некоторых случаях выражает понятие. Логической традицией в данном случае также отмечается, что существенные признаки понятия в явном виде представлены не самим термином, а определением его значения: «Сложность B существенна, она означает, что объект представлен в некотором расчлененном виде, т.е. является результатом определенной логической обработки (логического анализа, синтеза, абстрагирования, обобщения, вообще мысленного воспроизведения объекта)» [3].

Говоря о логическом подходе к определению термина, стоит затронуть и вопрос о наличии у терминов обязательной научной дефиниции. Безусловно, правы те, кто в качестве одного из самых существенных признаков термина отмечают наличие у него обязательной научной дефиниции [4].Это справедливый подход, однако несколько прямолинейный в данном случае, так как есть специальные сферы представленные и такими понятиями, у которых нет дефиниций [5]. Поэтому, говоря об этом весьма немаловажном аспекте вопроса определения термина, более точными оказываются те, которые подчеркивают, что термин – это лексическая единица, требующая дефиниции [6]; [7]. Работы известного исследователя в данной области, С. Д. Шелова, значительно углубили наше понимание сути вопроса взаимоотношения термина и определения, так как в них раскрываются и описываются различные типы самих дефиниций: родо-видовые, а также перечислительные, операциональные, кроме того, мягкие, или полиморфные, различно интерпретирующие одни и те же языковые выражения [8]; [9].

Подводя итог этой части нашего анализа, мы можем привести определение термина, данное В. С. Кулебакиным и Я. А. Климовицким, в котором, в частности, подчеркивается взаимосвязь понятия, выражаемого термином, с другими понятиями той же области, таким образом, термин выражает не просто абстрактное понятие, а элемент системы понятий: «Термин – это слово (или словосочетание), являющееся единством звукового знака и соотнесенного (связанного) с ним соответствующего понятия в системе понятий данной области науки и техники» [10].

Говоря о подходе к определению термина с точки зрения информатики, следует отметить, что термины – лексические единицы естественных языков представляют собой тот исходный материал, на основе которого строится лексическая система информационно-поисковых языков (ИПЯ). Внутри ИПЯ термины получают другие отношения и другое окружение: различные знаки-модели, а также специальные индексы: числовые, буквенные и др. [11]. Отечественным исследователем, Зайцевой Н. Ю., отмечается информационно-семиотическая природа термина [12].

Безусловно, заслуживают внимания и лингвистические определения термина. Их можно достаточно четко разделить на две группы: первой группой отмечается, что термины – это особые слова лексического состава определенного естественного языка [13]. Вторая группа здесь представляет сторонников определения терминов как слов в особой функции, таким образом развивается мысль известного отечественного ученого, Г. О. Винокура, высказанная им еще в 30-е гг. ХХ века: «В роли термина может выступать всякое слово, как бы оно ни было тривиально» [14]. Недостатком школы Д. С. Лотте является количественная и качественная неопределенность требований к термину. Последователи Д. С. Лотте расширили количество этих требований до пятнадцати, а все отступления от них считали недостатками существующих терминологий и предлагали методы борьбы с ними.

Функционально-лингвистический подход, предложенный Г. О. Винокуром раскрывает сложную проблему понимания того, что такое термин: слово (лексическая единица), или функция слова. Так как понимание под термином любого слова, «как бы оно ни было тривиально», отменяет необходимость выделения и описания особых признаков термина как лексической единицы, поэтому препятствует выделению самих терминов как особых лексических единиц, что неудобно, например, при составлении словарей терминов.

Наконец, вернемся к философско-логическому направлению в определении термина и поговорим о его новейшей интерпретации с точки зрения активно развивающейся школы когнитивистики в общей и специальной лингвистике, в частности, применительно к терминоведческим вопросам.

Как следует из самого названия вышеупомянтой научной школы, основным здесь является понятие когниции, которое выражает процесс познания во всех основных его проявлениях (от простого, обыденного, до теоретического постижения окружающего мира). Поэтому  в самом общем виде когнитивная лингвистика занимается изучением языковых систем знаний, т.е. языковых форм их передачи, организации, хранения и т.д. [15].

Применительно к изучению термина соотношение языка и знания приобретает значение ключевой проблемы с точки зрения современной когнитивистики. Таким образом, термин здесь становится не просто специальной сущностью, а целым динамическим явлением, рожденным и сформулированным в процессе познания (когниции). Учитывая исторический характер самого процесса познания и закрепления знаний, термин определяется когнитивистикой по-новому, т. е. как вербализованный знак (лексическая единица в рамках определенного естественного языка), имеющий ряд, в частности, семантических вариантов в зависимости от определенной теории и глубины познания, представленной ей [16].

Данное определение термина мы считаем наиболее подходящим современности, так как им учитывается и закрепляется соотношение языка и познания в их неразрывной связи, что особенно важно при изучении термина как инструмента развития и закрепления знания в языке. Кроме того, когнитивный подход позволяет не просто описывать, но также объяснять определенные факты и явления, что становится особенно важным сегодня, так как связано с полипарадигмальностью современного научного знания.

ВЫВОДЫ

  1. Особая важность терминоведения, как специального направления лингвистического исследования, определяется бурным ростом научно-технического знания в современном обществе

 

 

 

 

 

  1. Изучение и анализ понятия «термин» отмечено множеством подходов, например лингвистическим,

Философско-гносеологическим, логическим , когнитивным

  1. Определение понятия «термин» с точки зрения когнитивистики наиболее четко выражает неразрывную связь языка и процесса познания.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Виноградов В. В. Вступительное слово // Вопросы терминологии. Материалы Всесоюзного терминологического совещания. М., 1961. – с. 3   10.
  2. Никитина С. Е. Семантический анализ языка науки: га материале лингвистики. М.: Наука, 1987. 143 с.
  3. Войшвилло Е. К. Понятие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. 286 с.
  4. Морозова Л. В. Опыт дефиниционного описания терминополя: На базе терминов ядерной физики и техники: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. Калинин, 1970. 18 с.
  5. Шилова Е. В. Терминологическая дефиниция как метатекст в русскоязычной и англоязычной научно-технической литературе. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. Екатеринбург: 2005. 24 с.
  6. Даниленко В. П. Русская терминология: Опыт лингвистического описания. М.: Наука, 1977. 246 с.
  7. Канделаки Т. Л. Семантика и мотивированность терминов. М.: Наука, 1977. 167 с.
  8. Шелов Д. С. Определение терминов и понятийная структура терминологии. СПб: Изд-во СПб Ун-та, 1998. 234 с.
  9. Шелов Д. С. Термин. Терминологичность. Терминологические определения. СПб: Филол. фак-т. СПб Ун-та, 2003. 279 с.
  10.  Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. М.: Наука, 1970. 229 с.
  11.  Володина М. Н. Термин как средство специальной информации. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996. 76 с.
  12.  Зайцева Н. Ю. Информационно-семиотическая природа термина и типология языков. СПб: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2002. 84 с.
  13.  Лотте Д. С. Основы построения научно-технической терминологии: Вопросы теории и методики. М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1961. 157 с.
  14.  Винокур Г. О. О некоторых явлениях словообразования в русской технической терминологии // Труды Моск. ин-та истории, философии и литературы. – Т. У. Сб. статей по языковедению. М., 1939. С. 3-54.
  15.  Голованова Е. И. Введение в когнитивное терминоведение. Учеб. пособие. М.: Флинта: Наука, 2011. 224 с.
  16.  Лейчик В. М. Терминоведение: предмет, методы, структура. Изд. 3-е – М.: Издательство ЛКИ, 2007. 256 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новости

Журнал №3 (Vol. 32) вышел в свет 28 июля 2017 года
Журнал №2 (Vol. 31) вышел в свет 25 мая 2017 года
Журнал №1 (Vol. 30) вышел в свет 30 марта 2017 года
Журнал №6 вышел в свет 30 декабря 2016 года
Журнал №5 вышел в свет 28 октября 2016 года
Журнал №4 вышел в свет 17.08.16.
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 (2016) Vol. 26
подписан 06.06.16.
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 (2016) Vol. 25
подписан 24.04.16.
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 2-го выпуска журнала в 2016 году.
Журнал №1 (2016) Vol. 24
подписан 25.02.16.
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 1-го выпуска 2016 года.
Журнал №6 (Vol. 23) 2015 года подписан в печать 11.12.16
Тираж 1000 экз.
Набираем статьи для 6-го выпуска журнала.
Выпуск выйдет 15 января 2016 года
Журнал №5 (Vol. 22) 2015 года подписан в печать 24.11.15
Тираж 1000 экз.
Вышел в печать 5 выпуск журнала
Вниманию авторов: Продолжается набор статей для 5-го выпуска журнала.
Журнал №4 (Vol. 21) 2015 года подписан в печать 18.09.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 (Vol. 20) 2015 года подписан в печать 08.07.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 (Vol. 19) 2015 года подписан в печать 01.05.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №1 (Vol. 18) 2015 года подписан в печать 17.03.15
Тираж 1000 экз.
Журнал №8 (Vol. 17) 2104 года подписан в печать 28.12.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №7 (Vol.16) подписан в печать 24.11.14. Тираж 1000 экз.
Журнал №6 подписан 28.08.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №5 подписан 22.05.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №4 подписан 20.03.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №3 подписан 12.02.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №2 подписан 10.01.14.
Тираж 1000 экз.
Журнал №1 подписан 05.11.13.
Тираж 1000 экз.
Индексируется в: